Первый «блин» отечественного спортивного воздухоплавания

Март 1991 года, база отдыха Рыльского авиационного училища. Участники банкета закрытия «Первых отборочных соревнований к Чемпионату мира 1991 года»Прошло уже более 20-ти лет со дня первого Чемпионата страны (тогда еще СССР) по воздухоплаванию. С чего все началось и через какие тернии пришлось пройти для того чтобы задать правильный вектор развития спортивного воздухоплавания в нашей стране.

More than 20 years passed from the date of the first National Balloon Championship (at those times – Championship of USSR). From what it began and through which hardship one had to go to define a right progress vector for competitive ballooning in our country.

 

Как многие, я и ранее удивлялся простому и уже известному факту: как же быстро уходит время, хотя, казалось, и усвоил эту простую истину уже довольно давно. И все-таки снова был почти поражен тем, как же все-таки несется время, когда Н.С.Рябцев (когда-то просто Коля, а ныне известный практически всем воздухоплавателям, уважаемый Николай Сергеевич), активно ведущий фототеку истории нашего воздухоплавания почти с самого начала современного периода его развития, предложил мне написать несколько слов к 20-летию первых соревнований в истории нашего сегодняшнего воздухоплавания. Ведь казалось, что все это начиналось совсем недавно! Когда начал вспоминать детали, особенности и результаты этих соревнований, понял, как непросто после более чем двух десятков лет четко восстановить в памяти даже основное. И, если это нелегко для меня, одного из инициаторов и участника всех этапов мероприятия; очевидца, у которого сохранились какие-то документы, информационные материалы и соответствующая пресса, то как же непросто по прошествии времени восстановить реальное представление о событии для его косвенных участников. И еще более убедился в этой мысли после прочтения недавних воспоминаний одного из активных участников тех первых соревнований. Понял, что даже у тех, кто имел непосредственное отношение к событиям, происходит постепенное и, вероятно, естественное размытие в памяти фактов и деталей.

Март 1991 года, база отдыха Рыльского авиационного училища. Участники банкета закрытия «Первых отборочных соревнований к Чемпионату мира 1991 года»Заседания первого-второго состава бюро недавно инициативно созданной Федерации воздухоплавания СССР. Первые споры: кто, как, каким образом, почему, куда и зачем? Сегодня уже не все помнят и знают, что на одном из первых этапов создания спортивного воздухоплавания существенный вклад в организацию деятельности очень активных и, по сугубо личному мнению автора, иногда излишне и демонстративно напористых и громкоголосых молодых (и относительно молодых), внесли уже зрелые люди – Жанна Вексоновна Мирзоян и Юрий Федорович Новиков (которым по разным причинам было интересно участвовать в процессе становления нового для страны вида авиационного спорта). Мне кажется, что мы все еще не выразили им своей благодарности и признательности за «взрослую» помощь на первом этапе нашего развития. Я хорошо помню, как, немного опоздав к началу заседания бюро недавно созданной Федерации где-то в январе-феврале (четко определить уже невозможно) еще аж 1991 года, на котором стоял вопрос о том, как определить достойных впервые официально представлять спортивное воздухоплавание страны на предстоящем Чемпионате мира в Канаде, и даже еще не успев присесть, получил неожиданный вопрос от прямой и экспансивной Жанны Вексоновны: «А Вы можете провести соревнования на своей полевой базе?» Уже не помню, что конкретно ответил, но, судя по тому, что в найденных мною старых газетах написано, что с 11 по 16 марта 1991 года в древнем городе Рыльске успешно состоялись первые в стране соревнования по спортивному воздухоплаванию на тепловых аэростатах, я не отказался сразу же от этого абсолютно неожиданного для меня предложения. А уже потом, немного поразмышляв, не отказался от непонятного и непростого мероприятия только потому, что получил конкретную помощь и поддержку. И в первую очередь это была поддержка начальника Рыльского авиаколледжа Владимира Борисовича Иванова, за спиной которого стоял весь коллектив колледжа. Памятуя о славном воздухоплавательном прошлом ЦАО (моя родная Центральная Аэрологическая Обсерватория нашей гидрометслужбы), директор обсерватории профессор Альберт Алексеевич Черников не возражал против использования возможностей Рыльской полевой экспериментальной базы. Организаторы оперативно получили поддержку еще существовавшего (и пока еще решавшего все!) райкома партии и администрации города в лице новоиспеченного мэра В.А.Хороших (затем на протяжении многих лет – директора того самого авиаколледжа). С помощью Ю.Ф.Новикова мы заинтересовали Курский обком ДОСААФ и получили поддержку и помощь, а в лице заместителя по авиации обрели активного и неожиданно полезного члена оргкомитета соревнований. Ну, и как не сказать особо о Ромасе Баканаускасе? Я не знаю, как далее будет развиваться российско-литовское воздухоплавательное братство, но начало того, что есть сегодня – хорошие и дружеские отношения, – в какой-то мере было заложено более чем 20 лет назад. Возможно, что без Ромаса эти соревнования не состоялись бы в принципе, могли быть гораздо позже, или прошли бы гораздо менее ярко и интересно. Кстати, и последующие близкие события – первый и единственный чемпионат СССР, и другие Рыльские соревнования, а спустя немало лет и организованный им чемпионат Европы убедительно показали, что без Ромаса Баканаускаса старт спортивного воздухоплавания на территории бывшего Союза мог быть гораздо более тусклым.

Март 1991 года, Рыльское авиационное училище.  На переднем плане А.Александров и А.Н.НоводережкинНу, теперь о соревнованиях. Сейчас уже всех деталей и не вспомнить, но это был очень активный период в жизни тех, кто принимал участие в организации соревнований. Организаторы привлекли к работе большинство своих друзей, знакомых – в общем, тех, кого знали, и кому можно было доверять. Мы все почти ничего не знали о процессе и основных составляющих (включая и тех немногочисленных «знатоков», кто старался продекларировать иное). Однако было главное: все организаторы доверяли друг другу и не нужно было терять время на постоянный допконтроль и проверки. Поэтому всё куда-то двигалось, и все мы надеялись, что это – движение вперед. Мы знали, что нужен человек, который бы ставил спортивную задачу. (Теперь-то мы понимаем, как непросто вырастить такого, и что это своеобразное мастерство-искусство дано не каждому.) И быть первым спортивным директором первых отечественных соревнований доверили Аркадию Николаевичу Новодережкину, безусловному авторитету в воздухоплавании, да и в человеческих качествах которого сомнений не возникало. 
/Аркадий Николаевич Новодережкин – последний пилот-аэронавт 1-го класса Гражданского Воздушного Флота СССР, получивший эту высокую квалификацию еще в 1958 году на этапе завершения эпохи расцвета отечественного газового воздухоплавания в минувшем веке. Сам Аркадий Николаевич пришел в Центральную аэрологическую обсерваторию еще в 1946 году после завершения службы в Советской армии. За относительно небольшой промежуток времени стал одним из ведущих пилотов-аэронавтов, участвовал в проведении целого ряда уникальных исследований, выполненных в полетах свободных аэростатов, совершил 11 полетов в открытой гондоле на высоты более 10 км; готовился к установлению мирового рекорда высоты полета. После прекращения широкой отечественной программы исследований с помощью свободных аэростатов участвовал в испытаниях ряда ракетных систем и много лет являлся руководителем крупного испытательного комплекса. На протяжении многих лет, вплоть до своей кончины в Великих Луках 6 июня 
2006 г. – в день открытия Международной встречи воздухоплавателей, – активно участвовал в развитии российского спортивного воздухоплавания; ему был вручен значок члена Федерации воздухоплавания России № 1; вплоть до последнего дня Аркадий Николаевич являлся экспертом летно-технического центра Федерации.

В его память на соревнованиях в Великих Луках, начиная с 2007 по 2012 год в первый день соревнований разыгрывался приз его имени. В 2013 г. в Московской области (Дмитровский район) в мае разыгрывался Кубок памяти А.Н.Новодережкина. В 2009 году Центральная аэрологическая обсерватория, в стенах которой он стал пилотом-аэронавтом и много лет успешно участвовал в научных исследованиях, учредила почетный приз его имени, который будет храниться в обсерватории, а копии приза ежегодно вручаются победителю этого мемориала/.

К сожалению, его уже нет с нами, но вся последующая жизнь российского воздухоплавания говорила о том, что на том этапе это было единственным и оптимальным решением. Нужно было организовать процесс подведения итогов и научиться считать результаты. И главным в этом процессе стал Иван Николаевич Тарасов, вклад которого в развитие нашего воздухоплавания сейчас всем известен, а в те времена для солидности у главного судьи-прокурора имелась шикарная борода – и безосновательно спорить с ним уже тогда было небезопасно. Результаты считал (как и на многих последующих мероприятиях) абсолютный энтузиаст и нынешний доктор наук Виталий Шолохов. Тогда мы не очень-то думали о том, что когда-нибудь все станет историей и нужно вести летопись. Времени не оставалось почти никакого, и в любой возникший промежуток возможного отдыха главным было вздремнуть. Поэтому – да простят меня многие участники событий, всех авторов и участников события назвать и не смогу (нас было немало), и боюсь ошибиться. Конечно, главными лицами, как и всегда, должны быть пилоты и их команды. Но у меня протоколы не сохранились (о персональных компьютерах даже не мечталось), и абсолютно уверен только в призерах: Геннадий Опарин (1-й), Александр Заболотный (2-й), Юрий Косяков (3-й). Почти наверняка все семь участников первых соревнований представлены рядом с Аркадием Николаевичем Новодережкиным на снимке первого и постоянного фотолетописца российского воздухоплавания Николая Рябцева. Так и перечисляю слева направо: Алексей Козлов, Александр Таланов, Сергей Севостьянов, Геннадий Опарин, Сабина Врубляускайте, Александр Заболотный, Юрий Косяков, Александр Александров. Троих также нет с нами, и помянем их теплым словом…

Участники Первых (отборочных) соревнований в СССР по воздухоплаванию – Рыльск, март 1991 г. Слева направо: Алексей Козлов, Александр Таланов, Сергей Севостьянов, Геннадий Опарин, А.Н.Новодережкин, Сабина Врубляускайте, Александр Заболотный, Юрий Косяков, Александр Александров.Как и всё первое, соревнования были трудными и для организаторов, и для участников. Для тех, кто мало знает об этом мероприятии или не знает совсем ничего, можно сказать, что результат по заданию в километр (!) или даже более был вполне нормальным. И все проблемы были почти соизмеримы с этими, сегодня уже невероятно огромными расстояниями. Думаю, это абсолютно не тот случай, когда нужно проводить обстоятельный разбор и спортивный анализ соревнований. Главное в том, что они состоялись – и стали отправной точкой на пути к сегодняшнему включению всей сборной России в верхнюю часть мирового рейтинга и уже состоявшемуся мировому «серебру» российского пилота. И дай бог, чтобы эта медаль стала далеко не крайней!

Как это и должно быть, преодоление трудностей при проведении первых соревнований всех только раззадорили и завели. И, не сбавляя темпа, практически тут же и сразу после принятия соответствующего решения бюро Федерации началась организация и подготовка к проведению в Рыльске первого Чемпионата нашего государства, (на момент принятия решения оно еще было Советским Союзом). Проведение Чемпионата СССР запланировали на сентябрь 1991 г. И если основной и почти единственной задачей зимних соревнований просто было их осуществление, то Чемпионат страны, которая на протяжении многих лет являлась членом Международной авиационной федерации (ФАИ), уже требовал соответствия существующим международным нормам и правилам. Это сейчас любой шустрый моментально скачает из интернета любые спортивные правила и за несколько часов получит «книжно-абстрактное» представление о требованиях и порядке организации любых соревнований, вплоть до мирового первенства. А тогда (всего-то чуть более 20 лет назад, но это ведь уже и прошлое столетие!) было весьма непросто оперативно разобраться в необходимом и достаточном; не потерять времени на советы «знатоков», заинтересовать и привлечь к участию квалифицированных людей, собрать необходимую команду энтузиастов и, конечно, обеспечить финансовую, организационную и техническую основу. Конечно, без опыта уже состоявшихся зимних соревнований организация за пять месяцев Чемпионата страны вообще стала бы авантюрой. Разница между зимними тестовыми соревнованиями и Чемпионатом по уровню предъявляемых требований была настолько велика, что лишь постепенное осознание масштаба задачи, коллективное упорство и чувство ответственности не привели к досрочному прекращению работы организаторов. И здесь ответственно могу повторить, что без Ромаса Баканаускаса и его персонального желания добиться успеха, вряд ли наша команда смогла бы осилить этот Чемпионат. Конечно, главное, что команду сколотить удалось. Помогали и участвовали в подготовке весь авиаколледж, база ЦАО, отдел культуры Долгопрудного, Курский ДОСААФ, немало любителей возрождающегося воздухоплавания и многие наши друзья. Специально приурочили начало Чемпионата к 50-летнему юбилею обсерватории; чем могли, помогали и директор ЦАО, и даже руководители Росгидромета.

Опыта было еще меньше, чем денег, которых обычно всегда не хватает, да которых практически и не было. Оперативно затянуть реальных спонсоров в маленький районный центр – тоже почти немыслимо. Тем более нужно помнить, что за 2 недели до запланированного начала нашего Чемпионата (8 сентября 1991 года) состоялось событие, обычными людьми абсолютно не планировавшееся – выступление ГКЧП. Всю страну лихорадило настолько, что сегодня трудно объяснить просто словами реальную ситуацию тем, кому сегодня 20 и даже уже 30 лет. Приглашенный в качестве президента жюри д-р Джим Винкер (конструктор оболочки первого современного монгольфьера и сам пилот аэростата), с которым мы познакомились на научном симпозиуме и имя которого уже в музее славы мирового воздухоплавания, писал мне за несколько дней до Чемпионата: «… абсолютно не понимаю, куда и в какую страну я еду, но ты же приглашаешь – значит, можно, и я еду». Ранее д-р Винкер сообщил мне, что в качестве спортивного директора наших соревнований готов приехать секретарь Федерации воздухоплавания Индии г-н Гупта (V.B.Gupta). Теперь-то я понимаю, насколько ответственен и непрост выбор спортивного директора, во многом уже определяющий уровень соревнований. Понимаю, что опытного директора пригласить непросто, да и делать это нужно весьма заблаговременно. И, конечно, теперь, имея уже просто реальный опыт соревнований и немалый опыт международных контактов и взаимодействия с Международной воздухоплавательной комиссией (CIA FAI), совсем по-другому бы определялся спортивный директор национального Чемпионата. А тогда, имея кучу проблем и нерешенных вопросов, инициативное предложение именитого и вроде опытного человека нас выручало, и потому было принято без особых критических размышлений. Жизнь показала, что это стало одной из основных принципиальных ошибок организаторов, так как особого опыта проведения соревнований у г-на Гупты не было, да и еще до завершения спортивных полетов, в связи с какими-то непредвиденными обстоятельствами, он внезапно уехал. (О самом процессе соревнований и основных моментах и проблемах их проведения чуть ниже.) Поиском спонсоров занимался, в основном, Ромас. Несмотря на все проблемы и трудности текущего момента, удалось привлечь несколько организаций. Реальных финансов, правда, почти не прибавилось, так как в тот период слово «бартер» звучало почти на каждом углу. Конечно, немного полегче стало с поиском призов. У оргкомитета появились тульские самовары, оригинальные светильники, чертежные принадлежности, электродвигатели для швейных машинок и другие «очень необходимые» в организации Чемпионата предметы. Хотя сегодня просто необходимо отметить, что в процессе поиска спонсоров мы впервые познакомились с газетой «Экономика и Жизнь», которая сразу после ГКЧП переживала процесс коренного преобразования. Тогда было трудно предвидеть, что знакомство с Юрием Васильевичем Якутиным (главный редактор) и Николаем Павловичем Тарасенко значительно скажется на возможностях и дальнейшем пути развитии нашего дела. Сотрудничество успешно продолжилось (а через пять лет Федерация и газета станут инициаторами соревнований в Великих Луках, и много лет будут успешно сотрудничать в организации ежегодной соревновательной деятельности этого центра отечественного воздухоплавания). Тогда же газета помогла найти спонсоров и учредила приз для победителя соревнований, а в одном из первых полетов Чемпионата в корзину аэростата в парадном белом костюме запрыгнул будущий президент Федерации воздухоплавания России (1998-2001 гг.) Николай Павлович Тарасенко, который безвозвратно угробил костюм при посадке и навсегда заразился «воздухоплавательными бациллами».

Несмотря на все трудности, проблемы и путч, Чемпионат прошел в соответствии с запланированным графиком с 8 по 15 сентября 1991 г. Торжественное открытие состоялось 8 сентября, в день 50-летия основания ЦАО. В этот день, в честь события был подготовлен и осуществлен с территории Рыльской экспериментальной базы ЦАО старт газового аэростата объемом 900 м3. До сегодняшнего момента я считал, что выполнение этого полета было ошибкой организаторов, соответственно, в первую очередь – моей ошибкой. На подготовку старта ушло немало времени и, как это нередко случается в «парадные и юбилейные» дни, нормальной погоды для старта газового аэростата не было. Полет продолжался всего около 30 минут, так как грозовой фронт почти догонял аэростат – пришлось приземлиться рядом с небольшим болотом. (Экипаж аэростата: командир – Аркадий Николаевич Новодережкин, помощник командира – Давид Шифрин и пассажир – корреспондент «Экономики и Жизни» Валерий Пищулин.) Половину довольно прохладной ночи потратили на складывание и упаковку оболочки. Группа поиска и подбора не сразу вышла на нас, и я уже начал волноваться за самочувствие Аркадия Николаевича, которому тогда уже было почти 65 лет. Здоровье, а также настроение экипажа, неудовлетворенного кратким полетом, исправило одна из составляющих бортового НЗ – припрятанная (вместо традиционного шампанского) мной бутылка водки. Учитывая всем известный эффект повышения тонуса, а также, к сожалению, ограниченный объем НЗ, ущерба здоровью экипажа нанесено не было...

Сейчас, вспоминая, с какими счастливыми лицами нас провожали в полет приглашенные ветераны нашего отечественного воздухоплавания и участники Чемпионата, какой жизненный импульс получил сам Аркадий Николаевич, я уже не жалею о тогда содеянном. Может быть, этот старт тоже как-то подтолкнул к полетам на газовых аэростатах тогда еще молодых ребят, и сегодня россияне – полноправные участники уже трех престижнейших кубков Гордона Беннета, о чем ранее лишь мечтали наши ветераны и рекордсмены.

Как оказалось, по прошествии более чем 20 лет не так уж и легко восстановить в памяти (к сожалению, у меня документы практически не сохранились) даже имена всех участников. Очень надеюсь, что никого не забыл и ничего не перепутал. В первом Чемпионате страны по воздухоплаванию приняли участие уже 16 пилотов. Вот их имена обязательно нужно «застолбить» для истории, тем более, что некоторых уже с нами нет, кто-то стал известным пилотом – чемпионом страны или мастером спорта по спортивному воздухоплаванию. О подобном звании тогда и не мечтали, так как в официальной спортивной классификации и не было такого спорта. Забегая немного вперед: абсолютный победитель этих соревнований – Гинтарас Шуркус – через несколько лет стал призером мирового первенства (1997 г.). И, если просмотреть путь, пройденный некоторыми участниками первого Чемпионата, то он в чем-то будет напоминать путь всего нашего спортивного воздухоплавания.

Пилоты участники чемпионата СССР по воздухоплаванию – Рыльск 1991 г.:

1. Александров Александр (Москва)

2. Врубляускайте Сабина (Литва, Вильнюс)

3. Заболотный Александр (Москва)

4. Загайнов Виктор (Казахстан, Алма-Ата)

5. Качев Леонид (Иркутск)

6. Козлов Алексей (Москва)

7. Косяков Юрий (Казахстан, Алма-Ата)

8. Князев Александр (Москва)

9. Найдорф Михаил (МО, Долгопрудный)

10. Опарин Геннадий (Ленинград)

11. Пономарев Константин (Москва)

12. Симнишка Леонид (Литва, Йонава)

13. Таран Юрий (МО, Красногорск)

14. Шуркус Гинтарас (Литва, Шяуляй)

15. Ютман Александр (Казахстан, Алма-Ата)

16. КТО?

Указаны в порядке алфавита. (Выделены уже ушедшие)

В какой-то мере состав участников соревнований 1991 г. реально отражал те области страны, в которых воздухоплавание уже начинало свое развитие. У нас и сегодня география развития спортивного воздухоплавания распространяется не на все регионы. Это, в общем, типично для любого нетривиального вида спорта, требующего серьезного технического оснащения, специальной квалификации и особых условий. Законный полет аэростата, как и полет любого воздушного судна, требует: наличия соответствующей квалификации пилота, права на использование воздушного пространства, законную регистрацию и действующую летную годность воздушного судна. Сегодня в стране уже действует система, которая полностью позволяет выполнить указанные требования. А в то время, если в какой-то мере и удавалось соблюсти первые два пункта требований, то необходимые документы имели только аэростаты иностранного производства и регистрации. В первом Чемпионате таковым являлся аэростат, на котором летал пилот из Литвы Гинтарас Шуркус. И прежде чем начинать полеты, техническая комиссия провела визуальный осмотр оборудования. Конечно, несмотря на солидные титулы и звания экспертов, контроль мог быть лишь относительным, и большое и настоящее счастье, что ни в этих соревнованиях, ни в ряде последующих, проводимых примерно в тех же условиях, нам не пришлось создавать и принимать совсем другие комиссии, задачей которых уже был бы разбор летных происшествий! И это действительно реальное счастье, потому что теперь еще более очевидно: без этого не совсем законного, но вполне осмысленного риска мы бы существенно затормозили развитие нашего спортивного воздухоплавания.

А дальше начались полеты. Почти сразу стало понятно, что г-н Гупта, к сожалению, существенного опыта не имеет. Удивительно (а сегодня, когда я уже имею продолжительный опыт общения с нашим миролюбивым воздушным братством, для меня это еще более удивительно), но сейчас я уже думаю, что тогда пилоты понимали те объективные трудности, с которыми встретились организаторы. Сегодня, если бы была допущена хоть малая толика тех ошибок, которые сопутствовали первому Чемпионату, организаторов порвали бы на лоскутки – и «такая оболочка вряд ли бы подлежала восстановлению»... Но мы учились все вместе и, наверное, вместе набирались опыта. И то обстоятельство, что за прошедшие 20 лет всего несколько российских «команд» рискнули взять на себя организацию чемпионатов и кубков такой огромной страны (Рыльск, Великие Луки, Дмитров, Кунгур, Тула, Рязань), в какой-то мере говорит о непростом характере задачи. Хотя – пока перечислял, понял, что и путь мы уже прошли неслабый.

Всех основных деталей соревнований вспомнить не могу, а возможно, это уже и не тот опыт, который нужно распространять. Как я уже говорил, вдруг и неожиданно г-н Гупта уехал до завершения полетов – и как уж удалось закончить программу, теперь уже тем более реально не восстановить, да и не очень хочется. Было трудно и безрадостно. Я помню, что даже был вынужден прибегать к помощи участников, и сегодня все положительное наверняка утонуло бы в протестах и жалобах. Был и небольшой, но по тем временам еще весьма непривычный для нас политический момент. Союз уже разваливался, но это был Чемпионат все еще существовавшего Советского Союза, а наиболее опытный спортсмен, который и стал абсолютным победителем соревнований, литовский пилот Гинтарас Шуркус категорически отказался участвовать в соревнованиях Чемпионата СССР... Тогда, при всем многообразии проблем, была, конечно, мысль: «…только политики нам и не хватало!». Тем более, что и отношения внутри некоторых региональных групп также были не безоблачны. Сейчас же я признателен Гинтарасу за очень корректное и последовательное поведение. Благодаря его однозначной позиции и отсутствию излишней декларативности, Чемпионат страны просто стал «открытым». Абсолютно лучший результат был у Гинтараса, который и стал победителем соревнований, а первым и, как оказалось, единственным на все времена Чемпионом Советского Союза по воздухоплаванию стал Виктор Загайнов из Казахстана. Надо сказать, что весь пьедестал заняли пилоты Казахстана: вторая ступенька – Александр Ютман, третья – Юрий Косяков. Возможно, по тем временам это как-то и было недалеко от реального положения дел, Загайнов и далее небезуспешно участвовал в российских соревнованиях.

Начинались нелегкие 90-е годы, изменившие всю нашу жизнь и, естественно, оказавшие существенное влияние и на производную дальнейшего развития воздухоплавания в стране. Несмотря на трудности этого времени, в Рыльске соревнования воздухоплавателей состоялись еще дважды – летом 1992 г. и зимой 1993 г.

Очень непросто в короткой статье пытаться подробно рассказывать об этапах развития такого интереснейшего вида спорта. Думаю, что всем нам (ветеранам и совсем новичкам) нужно сказать «СПАСИБО» и сохранить признательность древнему провинциальному Рыльску за внимание и поддержку, проявленную его жителями в стартовый период развития нашего спортивного воздухоплавания.

Давид Шифрин

Вы здесь: Home Рубрики Наши истоки Первый «блин» отечественного спортивного воздухоплавания