Четыре взгляда на Чемпионат мира и несколько цифр вместо послесловия

Чемпионат мира

Про Двадцатый чемпионат мира написано и сказано уже немало. Однако одно дело взгляд с места событий, и совсем другое, когда эмоции уже улеглись, и настало время пилотам оценить свою работу со стороны. Итак, четыре пилота, четыре взгляда на чемпионат и работу нашей сборной.

FOUR POINTS OF VIEW ON THE WORLD HOT AIR BALLOON CHAMPIONSHIP AND A FEW FIGURES INSTEAD AFTERWORD
A lot has already been written and said about 20th World Hot-Air Balloon Championship. However, one thing is a look from the scene, and quite another when emotions have settled down, and it is time for the pilots to evaluate their work. So, four pilots, four points of view on the championship and on the work of our team.

Сергей Виноградов, пилот аэростата «ЭЛВО-ЗЕТО»

Летать на устаревшей матчасти – это заведомо проигрыш

В определенной степени чемпионат мира – это итог пятнадцати лет моей воздухоплавательной жизни и наука, что на таких мероприятиях летать надо на том, на чем летает основная масса пилотов. Летать на устаревшей матчасти – это заведомо проигрыш. Мне кажется, что этот чемпионат заложил основы складывания команды. Началось ее сплачивание, улучшение отношений внутри команды. А еще, лично для меня, чемпионат, как любое из мероприятий такого ранга – это возможность посмотреть со стороны на работу лидеров воздухоплавания. Американцы, французы, японцы, немцы вновь подтвердили лидерство.

Отказаться от борьбы

На чемпионате для меня сложнее всего было отказаться от борьбы. В Америке я оказался в ситуации, когда арендованное оборудование не соответствовало задачам, которые было необходимо выполнять. Ну что я могу сделать с запасом газа на 1,5 часа полета в то время, когда полет планируется на два-два с половиной часа? Для меня важно было не приземлиться в запретной зоне и совершить посадку без происшествий.

Четыре взгляда на Чемпионат мира

Представь себе, что мне достался низ с четырьмя сорокалитровыми баллонами. Я не мог прыгать вверх два, три раза, я не мог перегреваться. Я не мог падать вниз, потому что у меня была одноствольная горелка и одна дежурная факельная свеча… Пилотка была одна, и время от времени она гасла. Я летал так, как не летал никогда. Я знал, что надо делать, но я не мог себе позволить выполнить первое задание и не выполнить остальные.

Я делал все так, как мог, старался хоть как-то выполнить задания. Я не мог выбрать точку старта подальше, чтобы иметь возможность подрулить к цели. Я стартовал как можно ближе к цели, иногда не находя точку с курсом на цель. Я прекрасно понимал, что пролечу мимо. Вот и все. Вот что для меня двадцатый чемпионат мира – невозможность подниматься вертикально вверх: во-первых, потому, что у меня неисправная горелка, а во-вторых, потому, что мне элементарно не хватит газа. При этом аренда оборудования обошлась в полторы тысячи долларов. Ну и, собственно, моей оболочке уже 11 лет. Были ситуации, когда я садился с 10% газа в одном баллоне, но, видимо, Бог хранит. Пусть Он и дальше хранит всех нас.

Интересного было много. И сама поездка, и общение, и встречи со старыми знакомыми, полеты, конечно. Поразила жизнь американцев: спокойная, размеренная с уверенностью в завтрашнем дне. Я не завидую им – у нас жизнь интереснее. Зато у них спокойнее…

Уже после первого полета я понимал, что серьезного результата не будет. Ну, не может так везти, чтобы с таким оборудованием что-то сделать. Так не бывает. Искренне расстроился за Сережу Латыпова, он заслуживает более высокого ранга. Но, с другой стороны, ему еще только 30 лет, все впереди.

Четыре взгляда на Чемпионат мира

Право быть представленными на ЧМ четырьмя экипажами

Конечно, лучше всего выступили американцы. У них другой соревновательный опыт: 15-17 соревнований высочайшего ранга в год, у нас же в лучшем случае 3-4. Но выступление сборной на чемпионате в целом я оцениваю как «хорошо». Главное, что мы вновь заработали право быть представленными на чемпионате мира четырьмя экипажами.

Но чтобы достигать лучших результатов, конечно, нужно централизованное финансирование, как самой поездки, так и подготовки к ней. Не хватало метеообеспечения, возможности привлекать специалистов. Мы же экономили на всем, лишь бы была возможность поучаствовать.

Для достижения более высоких результатов в следующем году нужно готовить не только пилотов сборной, но и членов команды и, конечно, финансировать работу сборной. У нас пока нет стопроцентной уверенности в «плече». Мы же летаем за себя, на свои средства, а не за государство и на деньги государства. Ну и в целом, нужно повышать статус воздухоплавательного спорта в спортивной системе России. Вот почему яхтинг является олимпийским видом спорта, а воздухоплавание – нет?

Четыре взгляда на Чемпионат мира

Андрей Кульков, пилот аэростата «Балтик Продукт»

Впервые в статусе пилота

Двадцатый Чемпионат мира стал для меня новым этапом в моей спортивной карьере – я впервые участвовал в международных соревнованиях в статусе пилота.

Поначалу на чемпионате сложным казалось все. Но только до первого спортивного полета. После того, как он состоялся, основные сложности переместились в область взаимоотношений с местным населением, особенно в необходимость получать разрешения на старты и посадки. Недостаточный уровень английского сказался и на брифингах. В этой связи особое огромное спасибо Сергею Латыпову, Александру Маврину и Сергею Баженову за помощь. Особенно сложно было, когда изменения вносились на дополнительных брифингах прямо в поле, на месте общего старта. Там уже почти не оставалось времени на «трудности перевода». (Кстати, благодаря Гинтерасу Шуркусу, который давал нам определенные задания на Кубке России в Туле, сами задания трудностей не вызывали.)

Интересности и удивления

Наиболее интересным, несмотря на слабый английский, было непосредственное общение с американцами. Было и несколько удивлений. Одно из них – мой личный результат. Учитывая отсутствие опыта международных соревнований, я не думал, что смогу закрепиться в середине турнирной таблицы. Другим приятным удивлением было то, что при общем старте дают «ветер» прямо на поле.

Из всей спортивной программы мне больше всего запомнилось завершение одного из полетов с посадкой на берег озера и двухчасовой эвакуацией силами команды, которая чуть не закончилась прибытием вертолета спасателей. Пока наш обсервер связывался со всеми эвакуационными службами, мы уже вытащили аэростат на поляну небольшого отеля. В общем, ему пришлось давать отбой всем вызванным ранее службам и долго объясняться с дирекцией чемпионата (подробности истории можно почитать на http://www.aerotula.ru/press-center/news/3050/). В таких ситуациях как никогда понимаешь ценность дружеского плеча – отдельная благодарность Сергею Виноградову и экипажу аэростата «ЭЛВО-ЗЕТО».

Самое успешное выступление

Думаю, что наиболее успешным было выступление сборной США. Они заняли первое и второе места, еще три в десятке лучших, а два в двадцатке. Что там говорить, самое слабое место – 36. Они показали прекрасную организацию каждого экипажа и сборной в целом.

О нашей сборной

Выступление сборной России оцениваю как очень хорошее, прежде всего благодаря прекрасному выступлению Сергея Латыпова и добротному выступлению Ивана Меняйло. Чтобы показать лучший результат, лично мне не хватило опыта участия в международных соревнованиях – много сил тратилось на разные дела, которые можно было бы сделать быстрее. Например, на выбор мест стартов и посадок. Я с удивлением обнаружил, что народ активно использует второстепенные дороги для взлета или укладки аэростатов. В целом, на мой взгляд, нам не хватило наземной команды, состоящей из одного тренера-руководителя сборной (перекладывать эту функцию на пилота все-таки неправильно) и двух специалистов на отдельной машине, измеряющих ветер с теодолитом.

Взгляд в будущее

Для достижения более высоких результатов в следующем году необходимо сформировать команду сопровождения и проводить хотя бы «УТС выходного дня» для сборной России. Например, с пятницы до понедельника. Чтобы быть слаженной командой, надо иметь возможность почувствовать плечо друга. В качестве кандидатуры в руководители сборной я предложил бы Александра Маврина. На мой взгляд, многие беды сборной России в том, что утрачена связь между поколениями пилотов. Многие тактические ходы, тактические приемы каждый пилот открывает для себя сам. Жаль, что это происходит порой непосредственно на чемпионатах Европы и мира. Сборной остро необходим хороший тренер, который смог бы возглавить и организовать работу как всех пилотов, так и наземного штаба.

Иван Меняйло, пилот аэростата «Яхрома»

Максимум-максимум

На данном этапе для меня Чемпионат мира – это прежде всего опыт пилота. Опыт, которого у меня до этого не было. Как у члена команды был, как у организатора сборной – тоже, а вот пилотского, да еще в международных соревнованиях – нет, поэтому наибольший урок я вынес для себя именно касаемо этого опыта. Самым сложным было выжимать «максимум-максимум» из каждой ситуации, каждого задания, каждого полета. В России достаточно часто нужно бывает выполнить просто неплохо, и это уже достаточно для приличного места, а там, чтобы чего-то достичь, все требовалось делать максимально.

Соревноваться, бороться с лучшими пилотами было очень интересно. Что удивило? Если взять организационную составляющую, то не такой большой размах, как я ожидал от Америки, особенно в свете своего предыдущего посещения Альбукерки. А что касается спортивной составляющей, меня удивило очень сильное и ровное выступление американцев.

Самый запомнившийся полет? Все они, с точки зрения пилота, во многом были схожи, все они были мне интересны. И если выделять какой-то один, то можно говорить, что он запомнился скорее с точки зрения результата – положительного или отрицательного. Самый негативный осадок остался от первого полета, а позитивный – почти от всех утренних полетов (они у меня лучше получались).

Когда увидел итоговый протокол, испытал удовлетворение. Нашел фамилию, посмотрел результат. В начале соревнований казалось, что будет хуже, потом улучшил результаты, а в целом получилось где-то посередине. Это задача чуть больше минимума, который я для себя ставил.

Здесь соревновались американцы и вся остальная планета

Наиболее успешным было выступление американской команды. Потому, что они готовились именно к этому чемпионату, и именно у себя в Баттл-Крике, и с организационной, и со спортивной составляющей – не один год. Как в плане того, каких пилотов заявить, так и в плане того, как их готовить и помогать им. Вообще, глядя на итоговый протокол чемпионата, можно сказать, что соревновались американцы – и вся остальная планета. Ни для кого не секрет, что американцы довольно давно являются лучшей командой в плане работы «на победителя». Но если немного покопаться в истории и в статистике, то можно увидеть, что таких мощных результатов, да чтобы такой массовостью всех давить – раньше у них не было.

На тройку с плюсом

Года три-четыре сборная выступает примерно на одном уровне. В ней один-два человека показывают высокие результаты, а все остальные помогают. Поэтому я оцениваю результаты как на тройку с плюсом. Для достижения лучшего результата половине команды – мне и Андрею, – в первую очередь не хватило опыта. Сергею Виноградову в какой-то момент не хватило энергии и свободного английского. Сергею Латыпову хватило почти всего, и он в очередной раз подтвердил, что он один из лучших, просто побеждать всегда невозможно. Наверно, ему не хватило какой-то малости, но про это лучше все понимает он сам.

Что необходимо сделать сборной для достижения более высоких результатов в следующем году? Во-первых, учитывая опыт этого года, мы выступим лучше естественным образом. А если говорить глобально, то необходимо разработать программу – своего рода стратегию развития. Хотя бы на три-четыре года, на столько, на сколько можно смотреть вперед в этих условиях. И подобрать под эту стратегию коллектив, ресурсы и инструменты, которыми эту стратегию можно реализовать. Необходимо формировать спортивный резерв, привлекать в сборную молодежь.

Четыре взгляда на Чемпионат мира

Сергей Латыпов, пилот аэростата «АэроНаТЦ»

Про жизнь, сложности и удивления

Что для меня Чемпионат мира? Жизнь. В этот раз было много полетов и заданий, такого не случалось давно. Мне кажется, это первый чемпионат мира, где только один раз отменили полет. Космос!

Самое сложное – принять необоснованность вменяемых мне требований. Было ощущение, что к нам относятся по-другому, и меня это здорово подзадорило и разозлило, я еще круче стал летать. Когда мне в одном полете сделали три предупреждения, я увидел реакцию людей на то, что «я пришел на чужое поле». Я чувствовал, как они пытаются меня «подвинуть», как им не хочется, чтобы я там находился. Но это было и невероятно интересно!

А самое удивительное – то, что ты просто летаешь в кайф. И летали мы так до того момента, как я поднялся на первую строчку. Представляешь: прекрасная команда, тебе ничего не надо, ты все умеешь, тебе просто нужно расслабиться и мозг отключить. Вот это было самым удивительным…

Почему люди не верят в то, что мы можем быть первыми?

Я помню все полеты, но самый памятный, пожалуй – заключительный. До этого я в двух полетах «накосячил», и нужно было «обнулиться», что я и сделал. Просто отключился от всех эмоций и полетел первым, когда в небе еще не было никого. Интересно смотреть сверху, кто и где наполняется, кто как взлетает. Но главное, ты не пытаешься математически просчитать курс, просто летишь по своему внутреннему ощущению. Выхожу на крест, горизонтальная скорость 37 км/ч, падение с 1,5 километров – и после полета слова спортивного директора: «Это был самый крутой заход, который я видел в своей жизни». И тут уже все равно, на каком ты месте…

Когда увидел финальный протокол, никаких эмоций не испытал. Все они были «до». Когда соревнования заканчиваются, эмоций уже нет. Вообще, все проходило эмоционально ровно – до тех пор, пока мы не стали первыми. Как только поднялись на первую строчку, сразу возросло напряжение. Почему-то люди в социальных сетях реагировали так, будто это что-то ненормальное. Это и раздражало, и напрягало одновременно. Я не понимаю, почему люди не верят в то, что мы можем быть первыми в мире, мы же не так плохо летаем?!. Откуда у нас эта ущербность? Почему нам кажется, что мы не можем быть первыми? Мы – лучшие!

Я понимаю, в чем фишка

Выступления сборной на чемпионате не оцениваю никак. Нет сборной. Есть общество товарищей. Чтобы была сборная, надо доверять друг другу и экспериментировать. Надо открыться друг другу. Еще в 2008, когда я выиграл все российские соревнования и начал ездить на соревнования международные, я понял, что первые и вторые – абсолютно разные вещи. И не надо их сравнивать. Для того, чтобы побеждать на мире, надо перестать конкурировать в России. А мы на соревнованиях конкурируем друг с другом, не делимся информацией, вместо того, чтобы работать вместе. Вот когда в голове сломается, что мы не конкуренты друг другу, а дополняем друг друга, вот тогда у нас будет Сборная.

Как только мы начнем доверять друг другу, мы и летать будем по-другому. Я проанализировал, почему так хорошо летают американцы. Они даже на своем национальном чемпионате взаимодействуют друг с другом, несмотря на жесткую конкуренцию. Они летают в связке друг за другом, а у нас этого, к сожалению, нет.

Летая друг за другом, мы можем дополнять друг друга в режиме онлайн. Можно прямо в полете обсуждать то, что делаешь. Американцы всегда так летают – один за другим, примерно в 100 метрах. И я понимаю, в чем фишка. В одном из полетов перед пилотами стояла задача выполнить «прилет» (п. 15.5), и так сложилось, что вся российская сборная заказала одну и ту же цель и вышла на нее в одно и то же время. Работая эту цель одновременно, мы могли делиться информацией, мы работали всей сборной, целиком, наводя друг друга: каждый видел всю вилку – и летел. В этом задании работу Сборной оцениваю на отлично. Вот такой работы не хватает. Как только начнется такая работа, мы будем летать по-другому.

Те же американцы стартуют все вместе, а мы еще на том уровне, что не знаем, как выбрать место старта. И вот мы ездим-ездим вокруг, не уяснив, что главное – понять основной принцип. Да, и еще нужно разработать некие «стандарты выбора места старта с поправкой на ветер». Если сильный ветер, надо подальше отъехать, чтобы иметь запас, чтобы ты мог зайти на тысячу (как раз того, чего не хватило мне в одном полете). Это был вечерний полет, два «вальса». Мы сами выбирали точку старта, долго стояли с американцами, потом подъехали слишком близко, практически под крест. Оказалось, что там был слишком сильный ветер, и я не смог зайти на цель: не хватило дистанции. Моей программной фразой еще с 2008 года стало выражение: «Со ста метров практически невозможно попасть в крест, с пятисот метров – уже лучше. А самый хороший вариант – с трех километров». Вообще, чем дальше стартуешь, тем лучше, потому что имеешь возможность маневра.

Вилка была всегда

Знаешь, чем еще меня удивила Америка? Тем, что вилка была всегда. Соревнования проводились в августе, и не случалось такого, чтобы ветер дул на всех высотах в одну сторону. Основываясь на том, что у тебя на 1000-1500-2000 есть абсолютно другой ветер с хорошей скоростью, полеты можно было делать офигенные! А мы еще боимся на 1000 быстро подняться, еще думаем об управлении...

Ну и собственно цифры, обещанные вместо послесловия: 20, 99, 30, 6, 10, 30, 22, 8, 9. Подробнее это выглядит так:

20-й Чемпионат мира по воздухоплавательному спорту

  • 99 пилотов.
  • 30 стран-участниц.
  • 6 дней.
  • 10 спортивных полетов.
  • 30 заданий.
  • 22 августа – лучший день выступления Российской Сборной.
  • 8 – результат Сергея Латыпова.
  • 9 – командный результат Сборной России.

Итоги, тройка лидеров:

1 место – Donner Nick, США – 24030 баллов.

2 место – Petrehn Johnny, США – 23423 балла.

3 место – Fujita Yudai, Япония – 23379 баллов.

Места пилотов Российской сборной:

8 место – Сергей Латыпов, 22071 балл.

32 место – Иван Меняйло, 17095 баллов.

60 место - Андрей Кульков, 5629 баллов.

90 место - Сергей Виноградов, 10405 баллов.

Командный зачет. Я знаю, что в воздухоплавательном спорте обычно так не считают, но интересно ведь, узнать место нашей сборной среди себе подобных. Методика проста: сложить все места, занятые участниками, (или набранные ими баллы) и разделить на число пилотов в сборной.

Рейтинг сборных, в зависимости от мест, занятых пилотами:

№ 1 – США, среднее место – 12,7

№ 2 – Англия, среднее место – 26

№ 3 – Бразилия, среднее место – 34,2

Наша позиция № 9, среднее место – 47,5

Рейтинг сборных, в зависимости от заработанных баллов:

№ 1 – США, средний балл – 21007,7

№ 2 – Франция, средний балл – 20213,1

№ 3 – Чехия, средний балл – 17165,3

Наша позиция № 9, средний балл – 16275

Четыре взгляда на Чемпионат мира

Женский взгляд…

…на соревнования,

Это первые международные соревнования, которые я видела в собственной жизни. Если честно, я и в России видела их не так много – примерно восемь, правда, на двух из них была директором мероприятия. Сравнивать отечественные и международные соревнования дело, конечно, неблагодарное, но подчеркнуть несколько существенных отличий все-таки стоит.

Во-первых, очень много запретных территорий с ограничениями по высотам полета. Есть даже такие, рядом с которыми пишут: «Здесь стреляют по аэростатам».

Во-вторых, крайне сложно выбрать места для стартов и посадок: необработанной земли практически нет, а обрабатываемые земли трогать категорически запрещено. Поскольку вся земля частная, пилот должен получить разрешение и на старт, и на посадку от землевладельца. Представьте себе эту картину: в 6.30 утра вы стучите в дверь к добропорядочным американским гражданам и на своей версии английского объясняете, почему вам нужно стартовать именно с их прекрасного ухоженного газона. Оценили?

Ну, и, в-третьих, уровень подготовки участников. На российских соревнованиях результат выполнения задания «сброс маркера» – 1,0 м от центра мишени – считается прекрасным, а на чемпионате мира это примерно 30-я строчка таблицы по результатам выполнения задания. В общем, сравните и прочувствуйте разницу.

…на спортивного директора,

Спортивным директором двадцатого чемпионата мира был Дэвид Левин. Когда мне сказали, что он занимается воздухоплаванием 37 лет, я удивилась. Когда посмотрела список его побед, искренне зауважала. Когда прочитала о том, что он единственный пилот, который выиграл чемпионаты мира и по газовым, и по тепловым аэростатам, а затем дополнил «тройную корону» воздухоплавания тем, что выиграл Кубок Гордона Беннетта в 1992 г., была поражена. Но когда я увидела, как он руководит соревнованиями, в которых одновременно участвуют 99 пилотов, восхищению моему не было предела. Говорить об этом можно бесконечно, но попробую сформулировать все в одной фразе: системно, четко, ровно, не повышая голоса, и всегда с большим уважением к пилотам.

Я понимаю Сергея Латыпова. Когда слышишь от Дэвида Левина «Это был самый крутой заход, который я видел в своей жизни», то место, занятое на чемпионате, уже действительно не важно.

…на тесность мира,

В один из первых дней, разговорившись с очаровательным польским обсервером Алисией, узнала, что ее мама родом из Санкт-Петербурга. Потом вспомнила, что ребята что-то говорили о русской бабушке штурмана экипажа из Словении...

Я давно привыкла к тому, что Тула – город маленький, потом освоилась с мыслью, что страна тоже не очень-то велика, а теперь выясняется, что и мир довольно тесен...

…на процесс,

Раньше мне казалось, что 30-40 одновременно стартующих аэростатов – это круто. А тут их – без одного 100. Конечно, это намного интереснее. Вот возьмем, например, старт. Зеленый флаг поднят, мгновенно заработали вентиляторы – кажется, что над полем витает огромный рой пчел, и, по мере включения все новых и новых вентиляторов, его жужжание только нарастает. Потом яркие, разноцветные аэростаты начинают подниматься (причем при полном отсутствии распорядителей места старта!) и медленно и величаво уходить за горизонт... По первости меня хватало только на то, чтобы смотреть на все это, открыв рот, а потом, очнувшись, продолжать восторгаться этим великолепным зрелищем.

Или вот еще пример: «кресты». Это мишени, разложенные на земле (два десятиметровых полотна, расстеленных на поле крест-накрест). В них надо попасть маркером. Заход на крест выглядит примерно так: гроздь аэростатов сверху, такая же гроздь, только команд и фотографов, снизу, правда, они все-таки в некотором отдалении от креста, дабы не нарушать правило про 100-метровую дистанцию. Словами описать невозможно, но дух захватывает.

…на темпоритм,

Термин, в общем-то, музыкальный, но как нельзя лучше характеризующий то, как происходили соревнования. Темпоритм в Америке был такой: быстро-быстро, часто-часто. Какой бы запас времени для брифинга, старта, заправки и сдачи результатов ни был предусмотрен, почему-то все время приходилось поспешать. Причем через пару дней уже казалось, что новый старт начинается почти сразу после завершения предыдущего. А поскольку между ними я обрабатывала и размещала фотографии на сайтах, а также писала комментарии к спортивным баталиям, то понятно, почему к концу соревнований тексты стали меньше и суше… Почти все время отчаянно хотелось спать.

…на ответственность,

Меня безмерно и бесконечно изумил уровень ответственности волонтеров за порученное им дело (причем не важно, какое именно). Приехав в первый день на парковку перед местом проведения брифингов где-то около пяти утра, мы обнаружили радостно улыбающуюся и спешащую к нам навстречу тетеньку с ребенком (обе были немного заспанными и завернутыми в одеяла) – это были первые увиденные нами волонтеры. Их задача – встречать экипажи на парковке. Так они так переживали, боясь проспать и кого-то пропустить, что пришли на парковку с вечера и ночевали на ней же...

Вообще работа с волонтерами построена потрясающе! Каждый четко знал и выполнял свою задачу: и танцующие на открытии детки, и люди, занимающиеся регулированием выезда колонны спортсменов из города, и те, кто организовывал «покушать» перед брифингом, и те, кто дежурил на местах старта и целях. Более того, оказывается, была даже возможность попросить в экипаж волонтера-переводчика, только оргкомитет надо было уведомить об этом заранее…

…на знание/незнание английского,

До поездки в Америку я занималась английским ровно один год, и теоретически знала: для того, чтобы заговорить, надо погрузиться в англо-говорящую среду хотя бы на пару дней. Оказалось, что полдня тоже достаточно, но чтобы рядом не было никого, кто бы мог тебе помочь. Заговоришь, куда ты денешься!.. Главное, улыбнуться и честно сказать про свой уровень владения языком (иностранным, в смысле). После этого они начинают стараться говорить проще и медленнее, ты начинаешь их понимать и… вот оно, счастье. К концу поездки я иной раз заходила в магазины просто «поболтать», настолько мне все это понравилось.

…на «демократичную» демократию.

Все, что кажется делом совершенно простым, в Америке таковым не является совершенно. Цены на все (аренда машин, телефоны, подключения телефонов и многие другие услуги) сильно зависят от того, резидент ты или не резидент. Резидент – это житель США, для которого стоимость всех услуг лояльна по предъявлении удостоверения личности и кредитной карты любого американского банка. Не резиденты – это все мы, для которых в отсутствие американского паспорта и кредитки стоимость услуг, к примеру, страховки на арендованные машины, взлетает в 2-3 раза. А часть услуг типа подключения I Phone и I Pade к местной сети 3G вообще невозможна. Такая вот чудесная «демократичная» демократия. Спасибо нашим дорогим «русским и украинским американцам», которые нам помогали!

Опрошено, записано, прочитано и подсчитано Юлией Селезневой

 

Вы здесь: Home Каталог Статьи Воздухоплавательный спорт Четыре взгляда на Чемпионат мира и несколько цифр вместо послесловия