Приветствие

Журнал Воздухоплаватель

Дорогие Друзья! 


Благодарственное письмо Генерального штаба




Воздухоплаватель №33Если вы хотите узнать об увлекательнейших воздухоплавательных приключениях, приоткрыть завесу над тайной прошлых разработок и испытаний воздухоплавательной техники, быть в курсе проводимых в России и мире спортивных, научных, развлекательных воздухоплавательных мероприятий, обучиться приемам владения воздухоплавательной техникой, то открывайте и читайте «Воздухоплаватель». Журнал выходит с 1995 года.

Распространяется  адресной рассылкой, а так же на воздухоплавательных мероприятиях, как в России и СНГ, так и за рубежом.

По всем вопросам смело обращайтесь в редакцию.

Мы любим наших читателей-единомышленников. В богатстве общения - богатство информации.

 

Главный редактор: В.Латыпов

Читайте в свежем номере...

Тепловые аэростаты. Начало

г.Кировск на закате«Так и смотрел бы я на тепловые аэростаты с земли, если бы не серия совершенно неожиданных встреч и совпадений. Я никогда не имел никакого отношения к воздуху...». С читателями делится своими воспоминаниями пилот Марк Фридман.
Hot-air balloons. The beginning
“If only a series of totally unexpected meetings and coincidences did not happen - I would look at hot-air balloons from ground. I never had any relations to sky…”
Hot-air balloon pilot Mark Fridman shares his recollection with readers.

Так и смотрел бы я на тепловые аэростаты с земли, если бы не серия совершенно неожиданных встреч и совпадений. Я никогда не имел никакого отношения к воздуху. По специальности я инженер-механик. Закончил в 1974 году кораблестроительный факультет Горьковского политеха, и десять лет после института спокойно работал инженером. Была у меня, правда, тяга к неким экстремальным (по тем временам) забавам: я катался на горных лыжах и занимался водно-моторным спортом. В 1974 году мой глиссер развивал на воде скорость до 120 км/час (не хватало мне, по-видимому, в жизни ощущения полета).

В 1991 году я был директором Нижегородской фирмы «Студия К», и однажды, приехав по делам в Москву, случайно встретился со своим старым горнолыжным другом, художником фильма «Кин-дза-дза», Теодором Тэжиком. До этого долго не виделись. Сидели, разговаривали... Я рассказал, что моя фирма занимается производством рекламы и видеосъемками (так тогда это называлось). Тэд сказал, что нет интересней съемок, чем с аэростата. Он рассказал, что у него есть друзья-воздухоплаватели, и что он летал на тепловом аэростате. А еще он посвятил меня в свою идею: показал мне проект шара в форме ортодоксального креста и рассказал, как вычитал у кого-то из древних предсказателей, что на земле будет Папа римский – славянин (в то время Папой Римским был поляк Иоанн-Павел 2), и это будет последний Папа на земле (апокалипсис!). Предзнаменованием конца его правления будет появление в небе огромного пылающего креста. Теодор решил заказать тепловой аэростат в виде такого креста, запустить его ночью и посмотреть, чем это кончится... Потом, правда, идея трансформировалась в «Крест как символ единения христиан всего мира», и была поддержана мировым сообществом. Эта история имела своё продолжение, но главное, что именно от Теодора я впервые услышал об аэростатах и заинтересовался ими…

Елена Разина и Марк ФридманЯ уже захотел летать на аэростате, но совершенно не представлял, что это такое и как это происходит. Тепловые аэростаты я видел лишь по телевизору. Мысли о воздухоплавании случайно свели меня с Еленой Разиной – нижегородкой, мастером спорта по парашютному спорту, мечтающей о полетах на аэростате. Мы оба активно занялись поисками спонсора для покупки теплового аэростата. Найденный мною спонсор так же, как и я, в воздухоплавании ничего не понимал. Я, не жалея красноречия, рассказывал ему, как весной во время чемпионата Европы по фристайлу, который будет проходить на Кольском полуострове в г. Кировске, мы поднимем аэростат над горнолыжным стадионом, продадим место в корзине операторам Евроспорта и ЦТ и заработаем кучу денег. Спонсор был практически готов к покупке, и я поехал в Москву для конкретных переговоров о покупке тепловика. Фирму «Интеравиа» я нашел без труда. Пообщавшись с менеджером, я листал какие-то проспекты, как вдруг с удивлением услышал разговор менеджера с подошедшим человеком. Тот спрашивал, нельзя ли арендовать у фирмы «Интеравиа» аэростат с пилотом для подъема его в г. Кировске во время чемпионата Европы по фристайлу. Менеджер невнятно говорил ему, что сейчас он сказать не может, что надо созвониться позже, и т.д. и т.п. Человек ушел, а я еще некоторое время сидел ошарашенный – украли идею!

Я догнал его уже на улице, и мы разговорились. К этому моменту я уже около 10 лет ездил в Кировск кататься на лыжах; всех, кто имел там отношение к лыжам и горам я знал и с большинством дружил. Человек (его звали Мурат) объяснил, что к спорту он отношения не имеет, а занимается от одной из московских фирм культурной программой Чемпионата. Абсолютно блефуя, я сообщил ему, что к весне у нас будет свой тепловой аэростат, и мы с удовольствием поднимем его в Кировске, так что искать ему больше ничего и никого не нужно. Мы обменялись телефонами и ударили по рукам.

Самое удивительное, что все получилось:
Мой спонсор от покупки отказался, но другой спонсор, которого нашла Елена Разина, аэростат производства «Интеравиа» объемом 2550 м3, купил!

Летать мы еще не умели, но в Нижнем Новгороде нашелся болгарин, который сказал, что летать на тепловом аэростате умеет!

Я умудрился уговорить директора «Нижегородской ярмарки» дать нам немного спонсорских денег, и за ночь (на трех простынях!) мы своими силами изготовили рекламное полотнище!

Машина от Мурата пришла с опозданием, но мы с аэростатом благополучно и вовремя до Кировска добрались!

По задумке режиссера, который аэростат не видел даже по телевизору, мы должны были стартовать, набрать высоту и, пролетая над горнолыжным стадионом, сбросить трех парашютистов с флагами, с тем, чтобы они приземлились на стадион в момент открытия чемпионата. Задание казалось абсолютно нереальным, т.к. Кировск – это небольшой городок, стиснутый с трех сторон горами, но в день старта мы поняли, что по погоде и направлению ветра это возможно!

Была середина апреля, погода нам благоприятствовала, и мы, затащив аэростат на южный склон горы Айкуайвенчорр, подняли оболочку. Оказалось, что комбинацию приборов мы забыли в гостинице, а раций у нас нет в принципе. Обе пилотки на горелке почему-то не работали, но пилот принял решение лететь, пользуясь высотомером парашютистов и горелками бесшумного пламени вместо пилоток!

А потом был собственно полет!!!

В корзине нас оказалось пятеро: Камен (пилот, болгарин), я с видеокамерой и трое крепких ребят с парашютами, которые расселись по бортам. Стартовали; пролетая над центром соревнований, почти набрали высоту 900 метров, необходимую парашютистам, и они прыгнули. Какую высоту набрал аэростат после сброса парашютистов, мы не знали, т.к. все три бывших в корзине в момент старта высотомера под овации зрителей благополучно приземлились на горнолыжном стадионе вместе с парашютистами... С высоты, через объектив камеры, я видел и крошечный город Кировск, и окружающие его горы, и тундру...

Ветерок был довольно слабый, и относило нас, к счастью, не в сторону гор. Через какое-то время мы начали снижаться, и Камен начал присматривать место посадки. Нас медленно относило от города в сторону тундры, но еще в пределах досягаемости дорогами. Товарный состав под нами остановился посреди поля и машинист, высунувшись из окна локомотива, что-то кричал нам и долго давал гудок, приветствуя.

Ветер скис совсем, и Камен выбрал для посадки центр заснеженного поля (примерно километр в диаметре). На посадку мы заходили с вертикали. Камен велел мне сразу после касания корзиной земли выпрыгивать и изо всех сил тянуть в сторону веревку, которая другим концом была привязана к вершине оболочки. Сразу после чувствительного удара о землю я поставил видеокамеру на дно корзины и уже хотел прыгать за борт, но увидел, что высота у нас не менее 10 метров, и мы все еще стремительно идем вверх. Когда мы опять пошли вниз, Камен повторил мою задачу…

На этот раз я успел! Выпрыгнув из корзины, я схватился за веревку и ... выпустил ее на высоте 3-4 метров, т.к. впервые за этот день испугался. Аэростат взмыл метров на 15, но третье касание корзиной земли все же завершило полет.

Состояние счастья переполняло нас. Мы собрали все в корзину и попытались тащить ее по снегу к дороге. До нее было метров 500, но мы не протащили и пяти... Стало темнеть, похолодало, и мы опять вытащили все из корзины, собрали горелку и по очереди грелись в ее пламени еще часа два, пока не прибыла помощь на снегоходе. Но даже мороз не остудил восторга от полета!..

В апреле того же 1991 года я окончил Литовскую школу воздухоплавания. В течение первых пяти лет мы где-то взлетали, где-то садились, и думали, что умеем летать. А потом наступила эра Великих Лук. С 1996 по 2000 год я был участником чемпионатов России по воздухоплаванию, и именно Великим Лукам я благодарен за то, что сейчас смело называю себя пилотом теплового аэростата. Именно там я научился летать – летать на тепловом аэростате. Потом я летал во Франции, Испании и Германии. Сейчас кроме российской лицензии пилота у меня есть и немецкая лицензия профессионального пилота.

P.S. Я давно вижу все ошибки, совершенные в том, первом полете, но – пугаться уже поздно...
P.P.S. – специально для пилотов тепловых аэростатов, прочитавших эту статью: найдите 23 ошибки, совершенные людьми, упомянутыми в этой статье.


Марк Фридман

Вы здесь: Home Статьи Ты помнишь, как все начиналось? Тепловые аэростаты. Начало